Религиоведы АлтГУ в рамках гранта РНФ изучили советскую государственно-конфессиональную политику в Западной Сибири

11 ноября 2020
В издательстве Алтайского государственного университета опубликована монография «Государственно-конфессиональная политика на юге Западной Сибири в конце 1917 – середине 1960-х гг.», подготовленная доктором исторических наук, профессором, заведующим кафедрой регионоведения России, национальных и государственно-конфессиональных отношений АлтГУ Петром Константиновичем Дашковским и кандидатом исторических наук Натальей Петровной Зиберт.

Подготовка и издание книги осуществлялись при поддержке Российского научного фонда в ходе реализации проекта «Религия и власть: исторический опыт государственного регулирования деятельности религиозных общин в Западной Сибири и сопредельных районах Казахстана в XIX–XX вв.» (проект №19-18-00023).  Монография опубликована в книжной серии «Этнокультурные и религиоведческие исследования в Евразии» как третий выпуск.

Петр Константинович так прокомментировал это издание:

Изучение положения религиозных общин Западной Сибири в контексте советской государственно-конфессиональной политики проводится нами на основе анализа нормативно-правовой базы, а также широкого круга архивных источников различных региональных (Барнаул, Омск, Томск, Тобольск, Горно-Алтайск) и центральных (Москва) архивных учреждений. Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что с конца 1917 г. до середины 1960-х гг. положение религиозных общин на юге Западной Сибири неоднократно менялось. Это было связано с тем, что государственно-религиозная политика советской власти претерпевала существенные трансформации в зависимости от ряда социальных и экономических преобразований в стране, а также под влиянием общего политического курса. После февральской революции в течение всего 1917 г. вопрос свободы совести оставался одним из самых острых, учитывая полиэничность и поликонфессиональность страны, а также исторический опыт государственно-конфессиональных отношений в Российской империи. Реализация первых декретов советского правительства была отрицательно встречена почти всеми религиозными общинами страны. В Сибири многие верующие с воодушевлением встретили установившуюся в июне 1918 г. власть временного правительства Колчака. После окончательной победы большевиков экономическое положение религиозных приходов Западной Сибири значительно ухудшилось. Национализация церковных земель и зданий, кампания по изъятию церковных ценностей лишила приходы необходимого материального базиса. В начале 1930-х гг. индустриализация страны требовала значительных капиталовложений. Мероприятия «безбожной пятилетки», объявленной И. Сталиным, ужесточили меры экономического воздействия и увеличили обложение священнослужителей сборами и налогами. Принимаемые советской властью на протяжении 1930-х гг. решения были направлены на постепенное уничтожение религиозной жизни в стране. Сотрудниками ГПУ – ОГПУ осуществлялся строгий контроль за деятельностью религиозных организаций как в стране в целом, так и на юге Западной Сибири. Итогом такой тенденции стали массовые репрессии церковно- и священнослужителей. Начиная с 1934 г. в регионе значительно увеличилось количество закрываемых Западно-Сибирским крайисполкомом церквей. Нелегитимное закрытие последних в совокупности с бедственным положением священнослужителей привело к закрытию всех храмов на территории Барнаульской епархии в 1938 г. и ее последующему вхождению в состав Новосибирской епархии». 

Наталья Петровна осветила некоторые важные результаты исследования:

В первые годы советской власти были широко распространены представления о том, что для полного исчезновения религии достаточно закрыть все храмы, конфисковать церковные земли, а также просто рассказать людям о сущности религиозных верований. В соответствии с этим основным методом работы в начале 1920-х гг. являлась антирелигиозная пропаганда, проводимая как среди детей, так и среди взрослых. Показательные суды над религией и священнослужителями проходили во всех регионах страны, в том числе и в Западной Сибири. Основные мероприятия советской власти носили ограничительный характер и были направлены на введение новой системы ценностей и обрядов. Особая роль в распространении новой идеологии отводилась школьным учителям, вследствие чего отдельным направлением работы стала борьба с религиозным учительством. Подорванное в дореволюционные годы доверие к священнослужителям, неоднозначное отношение сельского населения к служителям церкви в первые послереволюционные годы были усилены следующими друг за другом религиозными расколами. Принимаемые советской властью меры привели к резкому сокращению количества церквей к марту 1930 г. на территории Западной Сибири. 14 марта 1930 г. вышло постановление «О борьбе с искривлениями партийной линии в колхозном движении», поставившее и без того небогатых священнослужителей в крайне бедственное положение. Непосильные налоги, взломы храмов и кражи церковного имущества заставляли священников переезжать из прихода в приход. В сложившихся условиях численность духовенства в стране, в том числе и на юге Западной Сибири, стремительно снижалась». 

Петр Константинович также подчеркнул:

В годы Великой Отечественной войны многие священнослужители Алтайского края и Новосибирской области воевали в рядах советской армии и были награждены медалями и орденами. В 1943 г. при СНК СССР были созданы Совет по делам Русской православной церкви и Совет по делам религиозных культов, на которые возлагались задачи осуществления взаимодействия между правительством и различными религиозными объединениями. Активная патриотическая позиция православной церкви подтолкнула советскую власть к изменению курса религиозной политики и спровоцировала возрождение религиозной жизни в середине 1940-х гг. Начиная с 1943–1945 гг. активно открывались храмы на юге Западной Сибири. В то же время ряд общин столкнулся с невозможностью вернуть себе свои молитвенные здания в связи с тем, что за годы войны бывшие церкви, мечети и синагоги были превращены в склады и зернохранилища, отданы под школы, клубы либо временное жилье эвакуированному с европейской части страны населению. Кроме того, некоторые общины не могли получить регистрацию из-за отсутствия священнослужителей, численность которых в регионе в послевоенное время была крайне мала. С 1947 г. религия во многом оказалась исключенной из социальной жизни страны и предоставленной самой себе вплоть до начала новых гонений, обрушившихся на все конфессии страны с приходом к власти Н.С. Хрущева».

Наталья Петровна также отметила:

Особое внимание в процессе изучения советской государственно-конфессиональной политики в Сибири уделяется анализу положения тюркоязычных народов региона. В настоящее время Алтайский государственный университет реализует значимый проект, связанный с изучением истории и современного положения тюркских народов России и Центральной Азии.  В этом отношении мы также уделили внимание проблемам правового положения и функционирования мусульман на юге Западной Сибири в советский период, которые в этническом отношении как раз относятся преимущественно к тюркским народам.»

В монографии также на основе широкого круга исторических источников отмечается, что начавшаяся при Н.С. Хрущеве антирелигиозная кампания сопровождалась массовым закрытием храмов в разных частях Западной Сибири, мерами экономического воздействия и уголовным преследованием верующих и священнослужителей. Чаще всего религиозные общины лишались молитвенного дома и регистрации из-за невозможности выполнить предписания различных инстанций. Уцелевшие приходы Западной Сибири функционировали в тяжелых финансовых условиях. Повышенное внимание уделялось атеистическому воспитанию молодого поколения. Священнослужители действующих приходов находились в полной зависимости от органов государственной власти. Как правило, в религиозных общинах старались зарегистрировать наиболее лояльного к советской власти священнослужителя. Примечательно, что к концу 1950-х гг. церковные приходы, несмотря на все трудности, в определенной мере укрепили свое материальное положение. В атеистической пропаганде государственных органов по контролю за религиозными общинами отмечалось две крайности – либо индифферентное отношение к руководителям религиозных общин, либо активное применение административных мер с закрытием всех церквей. При этом в Западной Сибири регулярно выявлялись как нелегально функционирующие религиозные группы, так и отдельные граждане, исполняющие религиозные обряды. Таким образом, несмотря на то, что к середине 1960-х гг. проявления религиозной жизни среди населения путем административного давления удалось заметно уменьшить, тем не менее, полного «отмирания религии» не удалось достичь ни в стране, ни в отдельно взятых регионах, в том числе на юге Западной Сибири.

Напоминаем, что в 2021 г. ИМКФиП ведет набор на направление подготовки «Религиоведение» (21 бюджетное место) и «Регионоведение России» (9 бюджетных мест). Будем рады приветствовать Вас в стенах Института массовых коммуникаций, филологии и политологии!

Кафедра регионоведения России, национальных и государственно-конфессиональных отношений
поделиться

Документы

Ноябрь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30